г. Владивосток, Океанский проспект 44

Телефон: 8 (423) 243-59-25

Открыт с 8.00 до 19.00

 

Мы в соцсетях

32983920 ноября 2015 г.: Н. В. Каклюгин, кандидат медицинских наук

Полная версия выступления в рамках круглого стола "Профилактика подросткового алкоголизма и наркомании: проблемы, пути решения" (22 сентября 2015, Москва) докладчика Каклюгина Николая Владимировича – кандидата медицинских наук, врача психиатра-нарколога, председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации "Матери против наркотиков" в Краснодарском крае.

Резкий рост потребления молодежью высокотоксичных синтетических наркотиков типа «спайс», «соли», практически легализованная продажа целого ряда психотропных веществ в аптечных учреждениях, снижение возраста приобщения детей и подростков к потреблению табака, алкоголя и других психоактивных веществ, проникший глубоко в молодежную среду вирус гедонизма и некритичного отношения к пропагандируемым в средствах массовой информации и интернет-сообществах извращенным ценностным и смысложизненным ориентирам, массовое распространение на территории Российской Федерации оккультных и религиозных групп нетрадиционной духовной ориентации – все это свидетельствует о неадекватности мер противодействия соответствующими государственными службами данной уничтожающей российский генофонд тенденции.

17 июня 2015 года в подмосковном Ново-Огарёво под председательством Президента России В.В. Путина состоялось заседание президиума Государственного совета по вопросу «О ходе реализации государственной антинаркотической политики», на котором обсуждались меры по повышению эффективности борьбы с незаконным оборотом и потреблением наркотических средств. В речи, предваряющей мероприятие, Владимир Владимирович признал, что ситуация с наркотизацией в России остается непростой. Цитата: «Не прекращаются попытки распространения наркотиков в регионах Российской Федерации, в том числе, героина, поставляемого из Афганистана... Новой серьезной угрозой стали синтетические наркотики – так называемые курительные смеси, «спайсы», поставляемые из Европы и Юго-Восточной Азии». Президент призвал всех присутствующих на заседании членов президиума, руководителей ключевых министерств и ведомств, общественных организаций и религиозных объединений повысить эффективность работы с теми, кто только начинает или только начал принимать наркотики. Однако, в течение всего заседания лишь единицы из докладчиков попытались затронуть вопросы предотвращения вовлечения молодежи в наркоманию. Весь разговор на тему инновационных предложений в сфере реализации государственной антинаркотической политики постоянно сводился к теме третичной профилактики наркомании, реабилитации наркозависимых. Первичной и вторичной профилактике не было уделено практически никакого внимания. Упущение этого момента из поля зрения, если оно произойдет и будет сохраняться, можно считать стратегической ошибкой, способной привести к самым серьезным для страны последствиям.

Председатель ГАК – директор ФСКН России В.П. Иванов неоднократно в своих выступлениях также подчеркивал необходимость постановки акцента на повышении эффективности системы мер по сокращению спроса на наркотики путем совершенствования системы профилактической, лечебной и реабилитационной работы.

Давайте вместе рассмотрим современные тенденции на этом поле.

На высоком правительственном уровне уже стали говорить о необходимости поддержки социально-ориентированных организаций, работающих в данной сфере. Однако, отсутствие каких-либо внятных и реальных критериев оценки их деятельности вместе с огромным количеством вариаций на эту тему, вынуждает с тревогой смотреть в будущее. Научно-исследовательский центр ФСКН России разработал и апробировал достаточно большой перечень таких критериев, их и нужно брать за основу для дальнейшего их совершенствования. Пока они настолько жесткие, что если их использовать в работе, то придется закрыть практически все негосударственные реабилитационные центры в стране.

Крайне любопытно, что в тот момент когда соцзащиту пытаются обременить заботой о наркозависимых, перечень социальных услуг, установленных Федеральным законом №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан Российской Федерации» (ред. от 21.07.2014 г.), вступившим в законную силу, такого понятия как социальная реабилитация не содержит! Статья 3 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» содержит лишь понятия:

1) социальное обслуживание граждан (далее - социальное обслуживание) - деятельность по предоставлению социальных услуг гражданам;

2) социальная услуга - действие или действия в сфере социального обслуживания по оказанию постоянной, периодической, разовой помощи, в том числе срочной помощи, гражданину в целях улучшения условий его жизнедеятельности и (или) расширения его возможностей самостоятельно обеспечивать свои основные жизненные потребности.

А в разделе «лица в трудной жизненной ситуации» есть лишь пункт «пострадавшие от семейного насилия от лиц с алкогольной или наркотической зависимостью». Сами зависимые в этот список почему то не включены.

При этом профилактических и реабилитационных программ для несовершеннолетних, стандартизованных и допущенных к реализации в Москве, нет. Контроля их проведения, эффективности и, как следствие, определение целевого или нецелевого расходования средств в рамках их финансирования и реализации, тоже практически не ведётся. Ответственности в законодательстве не предусмотрено. Все антинаркотические программы пишут и реализуют кто как может, на сколько хватает интеллектуального и духовного ресурса, а последствий от неверно расставленных акцентах в антинаркотических программах для подростков масса, вплоть до возбуждения интереса к новым психоактивных веществам, что, как следствие, может спровоцировать рост наркопотребления среди «отпрофилактированных» таким образом подростков.

На самом деле, какие бы исследования не проводились, очевидно, что основными социально-средовыми факторами приобщения к потреблению ПАВ среди молодежи являются:

- Мода на употребление ПАВ;

- безразличие или одобрение потребления ПАВ семьей и сверстниками;

- принуждение к употреблению ПАВ;

- неумеренно робкое или агрессивное поведение в классе;

- неудачное участие в школьных мероприятиях;

- неспособность справиться с общественными задачами;

- принадлежность к «отвергнутым» или к тем, кто, находится в контакте с отвергнутыми детьми;

- неблагоприятная семейная атмосфера, особенно, если родители злоупотребляют медикаментами или страдают от психических заболеваний,

- неумелое воспитание, что особенно опасно для детей с трудным характером и неуравновешенным поведением,

- отсутствие взаимопонимания и заботы со стороны родителей.

- участие в деструктивной субкультуре;

- выражение социального протеста и вызовом по отношению к ценностям среды;

- способ разрешения внутриличностного конфликта или снижения напряжения путем принятия дозы наркотического средства или психотропного вещества.

Основным социально-психологическим механизмом расширения числа лиц, приобщающихся к наркотику, является простое подражание, желание придерживаться данности и норм социальной группы, желание быть своим. Настроение толпы и полное слияние с ней в данном случае – наиболее простой способ приобщения к наркотикам. Поэтому формирование и развитие самодеятельности личности, её базовых личностных интеллектуальных, духовных и культуральных потребностей есть одновременно и надежный способ профилактики данного вида девиантного поведения.

Быть же самодеятельной личностью значит быть субъектом соответствующей культуры, совершать самостоятельный выбор форм и видов своего поведения сознательно, исходя из соответствующей структуры ценностных и смысложизненных ориентаций. И здесь принципиально важно, имеет ли наркотик для человека ценностное значение или нет. Поэтому все разговоры о вреде наркомании, пропаганда и агитация с точки зрения установления истины, т.е. тех последствий, которые неизбежны при нарушении соответствующих социальных норм, регулирующих потребление наркотиков, малоэффективны. Потенциальный потребитель наркотика меньше всего озабочен выявлением объективного положения дел. Он выражает свое субъективное отношение к ним, как имеющим смысл для него лично. А этот смысл заключается в том, чтобы забыться, «оторваться», уйти от действительности или пережить ее по-новому.

Мы много сейчас говорим о профилактике и реабилитации, но, при этом прямо на наших глазах происходят удивительные вещи. Особо модный тренд сейчас остался из всего связанного с профилактикой наркомании в подростковой среде – добровольное тестирование на наркотики. Но вопросов тут и у общественников, и у специалистов масса!!! Не так давно государственная наркологическая служба пришла к необходимости проведения социально-психологического тестирования в школах с целью выявления среди несовершеннолетних учащихся лиц из группы риска по алкоголизму, табакокурению и наркомании. Проект был создан и уже начал разворачивать мощности на московских образовательных площадках.

16 июня 2014 года вступил в силу закон №658-ФЗ «Об утверждении порядка проведения социально-психологического тестирования лиц, обучающихся в общеобразовательных организациях и профессиональных образовательных организациях». Также в настоящее время проходит обсуждение проект Минздрава. Между тем, экспертное заключение специалиста МГППУ, кандидата психологических наук, заведующей лабораторией «Медико-психологическая реабилитация» Барцалкиной и Карабанова, доктора психологических наук из МГУ имени Ломоносова. Вывод экспертов следующий: «В настоящее время представляется нецелесообразным использование анкеты для проведения социально-психологического тестирования на предмет употребления наркотических средств и психотропных веществ для проведения опроса обучающихся в образовательных организациях, подведомственных Департаменту образования». И далее: «Применение анкеты порождает риски вовлечения подростков в наркопотребление». Экспертиза была проведена на основании поручения ректора Московского городского психолого-педагогического университета В.В. Рубцова.

Известно, что медицинский этап тестирования московских студентов и школьников в 2014-2015 учебному году проводился в соответствии с методическими рекомендациями ГБУЗ «Московский научно-практический центр наркологии» Департамента здравоохранения города Москвы, который в результате модернизации столичного здравоохранения объединил в себе всю наркологическую службу города Москвы. Во главе эксперимента стоит главный внештатный психиатр-нарколог Министерства здравоохранения Российской Федерации, директор Московского научно-практического центра наркологии Е.А. Брюн и заведующая отделением профилактики зависимого поведения Московского научно-практического центра наркологии Е.Г. Деменко. Кто предоставил право проводить тестирование по данному опроснику, проводилась ли его экспертная общественная экспертиза, неизвестно. При этом к настоящему времени уже 75% московских учебных заведений приняло участие в анкетировании. И обучающиеся в этих учреждениях отвечали на вопросы той анкеты, которая, как показала экспертная оценка, породила риски вовлечения подростков в наркопотребление!

При этом газета «Независимость личности», издаваемая тем же Московским научно-практическим центром наркологии Департамента здравоохранения города Москвы, сообщает: «В течение 2013 и 2014 года во всех административных округах города Москвы, в том числе и на территории Новой Москвы, специалисты наркологической службы проводили профилактические медицинские осмотры обучающихся на предмет раннего выявления наркологического потребления психоактивных веществ. В пилотном проекте приняли участие 59 образовательных организаций, 119 площадок, 48 образовательных организаций и школ, 5 тысяч 430 старшеклассников». Вопрос: как мог быть запущен (а он уже не просто запущен, он уже действует!) столь масштабный дорогостоящий проект, будучи настолько «сырым», неподготовленным и даже вредоносным? До настоящего времени он остаётся чрезвычайно актуален и никак не может быть снят с повестки дня. Как и то, что делать с теми подростками, которых выявили? Кто будет с ними и по каким программам? Какие специалисты? Где кадровое и методическое обеспечение процесса психосоциального сопровождения несовершеннолетних лиц с впервые выявленным диагнозом «наркомания» или эпизодических потребителей? Каким образом привлекать подростков, страдающих наркоманией, в реабилитационные программы наркологической службы, если в случае оказания услуг по полису обязательно ставятся на наркологический учет со всеми вытекающими последствиями в виде невозможности в будущем длительное время получить права на вождение транспортного средства, оружие, устроиться на работу по целому ряду профессиональных направлений деятельности?

На все эти и другие родственные им вопросы смог бы ответить главный внештатный детский психиатр-нарколог при Минздраве России, но эта должность, как и всё направление детской и подростковой наркологии как отдельные субъекты профилактической и лечебно-реабилитационной работы уже более пяти лет упразднены из не вполне понятных соображений. Отсутствует в перечне специальностей работников здравоохранения и такая ставка как «детский психиатр-нарколог». Такое положение вещей сохраняется в тот момент, когда мы наблюдаем резкое снижение возраста приобщения к ПАВ и повышение смертности от новых синтетических наркотиков среди данной возрастной группы?! Странно... Теперь красной строкой о самых насущных направлениях развития современной антинаркотической политики.

I. ТРЕТИЧНАЯ ПРОФИЛАКТИКА НАРКОМАНИИ
(МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ БЕЗ ЛЕЧЕНИЯ)

ФСКН России (Госнаркоконтроль) берёт под контроль деятельность негосударственных реабилитационных организаций для наркозависимых лиц. 15 августа 2015 года вышло в свет соответствующее Постановление Правительства Российской Федерации за №846. Как сообщает официальный правительственный сайт http://government.ru/ , оно позволит повысить эффективность деятельности негосударственных реабилитационных организаций, не допускать нарушений законодательства в сфере защиты гражданских прав, а также будет способствовать повышению доступности реабилитационных центров и реабилитационных программ для потребителей наркотиков. При этом в Стратегию государственной антинаркотической политики до 2020 года, к сожалению, так и не был внесен раздел об экспериментальных площадках для разработки, совершенствования, экспертизы, внедрения и распространения в дальнейшем на соседние регионы инновационных антинаркотических профилактических площадок. Статус «экспериментальная площадка», как предполагалось, позволил бы иметь некоторые сниженные налоговые обязательства и иные преимущества для государственных структур, взаимодействующих с ними на договорной основе профильных общественных и организаций и соответствующих учреждений, созданных представителями духовенства традиционных для России религиозных конфессий. Но в итоге это понятие не легализовалось в виде четкого законодательно подкрепленного определения, что позволяет лишь поддерживать уже созданные, порой крайне неэффективные или даже социально опасные программы социальной реабилитации алко-и наркозависимых лиц, не помогая создавать «с чистого листа» самое нужное сейчас – действительно уникальные мультидисциплинарные проекты, при помощи единичных положительно зарекомендовавших себя профессиональных команд из России, ближнего и дальнего Зарубежья с привлечением для предварительной и текущей оценки эффективности их работы мощного экспертного звена федерального уровня. И кто получит поддержку, «созидатель» или «разрушитель», может стать понятно слишком поздно.

Подписанным постановлением утверждены Правила предоставления субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку уже существующих не менее трех лет социально ориентированных некоммерческих организаций, занимающихся деятельностью в области комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, которые незаконно потребляют наркотические средства или психотропные вещества (далее соответственно – Правила, некоммерческие организации).

Субсидии предоставляются в целях реализации мероприятий по следующим направлениям:

а) расширение деятельности некоммерческих организаций, увеличение объемов оказываемых ими услуг;

б) развитие мотивационной и реабилитационной деятельности на территории Российской Федерации и повышение качества комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, осуществляющих незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ;

в) развитие программ комплексной реабилитации и ресоциализации следующих категорий лиц:

​ лица, условно осужденные;

​ лица, осужденные с отсрочкой отбывания наказания, признанные в установленном порядке больными наркоманией и изъявившие перед судом желание добровольно пройти курс лечения от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию;

​ лица, освобожденные из мест лишения свободы;

​ лица, на которых судом возложена обязанность пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача;

г) содействие социальной реинтеграции лиц, осуществляющих незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ;

д) реализация проектов, направленных на информационную, консультационную и методическую поддержку деятельности некоммерческих организаций, а также на поддержку в области подготовки и профессионального образования работников и добровольцев некоммерческих организаций;

е) выявление, обобщение и распространение лучшей практики реализации проектов, осуществляемых некоммерческими организациями (в том числе путем проведения конференций и семинаров).

Субсидии предоставляются по результатам конкурса, который проводится в порядке, установленном Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

Критериями конкурсного отбора некоммерческих организаций являются:

а) наличие опыта деятельности в области комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, осуществляющих незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ, не менее 3 лет;

б) количество субъектов Российской Федерации, на территории которых были реализованы проекты, осуществляемые некоммерческой организацией;

в) наличие квалифицированного кадрового потенциала;

г) наличие утвержденной программы некоммерческой организации, предусматривающей реализацию одного из направлений, указанных в пункте 2 настоящих Правил (далее - программа);

д) социальная и экономическая эффективность программы (соотношение затрат на осуществление программы и планируемых результатов ее реализации);

е) объем дополнительного софинансирования программы за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и внебюджетных источников;

ж) наличие у некоммерческой организации опыта деятельности по информационной, консультационной и методической поддержке деятельности некоммерческих организаций.

Субсидии предоставляются на следующих условиях:

а) прохождение некоммерческой организацией конкурсного отбора;

б) обязательство некоммерческой организации по обеспечению соответствия значений показателей, устанавливаемых программами, значениям показателей результативности предоставления субсидии, установленным соглашением между Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и некоммерческой организацией о предоставлении субсидии (далее - соглашение);

в) наличие правоустанавливающих документов на используемые здание, сооружение, земельный участок, а также их соответствие противопожарным и санитарно-гигиеническим нормам;

г) наличие у некоммерческой организации программы комплексной реабилитации и ресоциализации;

д) наличие договора с медицинской организацией, имеющей лицензию на выполнение работ (услуг) по психиатрии-наркологии, о проведении диспансерного наблюдения за больными наркоманией;

е) открытость информации о конфессиональной принадлежности некоммерческой организации или сотрудничестве с религиозными и общественными организациями;

ж) ведение статистического учета лиц, проходящих реабилитацию.

Распределение субсидий между некоммерческими организациями, прошедшими конкурсный отбор, утверждается Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

У ряда экспертов антисектантской и антинаркотической направленности вызывают опасение недостаточно прописанные в тексте постановления критерии включения и исключения из списка претендентов на государственную поддержку социально ориентированных некоммерческих организаций, занимающихся деятельностью в области комплексной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц. По их мнению, такая серьёзная недоработка может способствовать получению субсидий из государственного бюджета недобросовестным профилактическим и реабилитационным организациям, в том числе являющимся представителями экстремистских нетрадиционных религиозных движений. В первую очередь речь идёт о российских представителях международного неопятидесятнического движения, в последние годы чрезвычайно активно скрывающихся под активно создаваемыми личинами светских (общественных) учреждений по реабилитации и ресоциализации наркоманов.

При этом есть лишь один единственный документ, регламентирующий данную непростую сферу, который официально признан государством. Это ГОСТ Р 54990-2012 «Социальное обслуживание населения. Реабилитационные услуги лицам, зависимым от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя. Основные виды социальных услуг». В нем прописано, что такое социальная реабилитация, что такое социально-реабилитационные услуги, что такое ресоциализация. Там есть масса недоработок, но, по крайней мере, это стандарт, который утвержден, и его нужно знать и учитывать в своей работе. Он необязателен к исполнению, за его невыполнение никто не спросит с руководителя негосударственного реабилитационного центра, однако это, стоит подчеркнуть особо, пока единственный документ, на который могут опираться в своей работе общественники.

В нем указано, что понимается под термином «ресоциализация». Это возвращение или укрепление социальных связей, усвоение индивидом ценностей и норм, отличающихся от усвоенных им ранее, вид личностного изменения, при котором зрелый индивид принимает тип поведения, отличный от принятого им прежде, восстановление социального и личностного статусов, реинтеграция и востребованность в обществе. То есть это то, что мы должны получить на выходе наркопотребителя после полного завершения реабилитационной программы. Человека, ушедшего в «большой» социум, вернувшегося в свою семью, а не создавшего новую в своей замкнутой сектантской группировке. Приехавшего из реабилитационного центра в тот же город, где жил ранее, а не оставшегося в замкнутой группе в каком-то странном псевдорелигиозном объединении лиц, которые завтра, если скажет пастор, и на майдан пойдут. Нам нужны не такие группировки, а всё-таки те люди, которые будут исповедовать традиционные духовные ценности России, русскую культурную традицию, знать, чтить, хранить и передавать потомкам историю своей страны и станут патриотами своего Отечества. И не пойдут совершать противозаконные откровенно вредные для себя и государства деяния.

А сегодняшнее законодательство не позволяет привлекать к ответственности за противоправные деяния против граждан, в том числе несовершеннолетних детей, в виду отсутствия в правовом поле, в УК РФ статьи за психологическое насилие, манипулирование очень часто практикуемой в нетрадиционных религиозных движениях. А ведь они нередко занимаются созданием семейных детских домов и приютов для детей в трудной жизненной ситуации, в реальности не помогая детям и подросткам, а делая из них безвольных рабов своей организации. Не употребляющих никаких псиоактивных веществ, но с точки зрения психологии, традиционных религиозных конфессий, иногда привлекаемой к полемике психиатрии, психически, душевно и духовно здоровыми не являющимися.

Первоочередной мерой, способной ограничить деятельность тоталитарных деструктивных религиозных культов, психокультов, прочих нетрадиционных духовно-ориентированных новообразований, а также психокультов в системе профилактики должно стать регламентирование на законодательном уровне услуг психологической помощи как совершеннолетним, так и несовершеннолетним – разработка соответствующего Федерального закона, используя опыт регламентации услуг психологической помощи в Законе г. Москвы №43 от 7 октября 2009 г. «О психологической помощи населению в городе Москве». В статье 5 прописаны основные принципы оказания психологической помощи населению в городе Москве:

1) доступность;

2) добровольность;

3) адресность;

4) конфиденциальность;

5) комплексность;

6) системность;

7) профессионализм.

Также имеет смысл при подготовке такого законодательного акта использовать ряд моментов, прописанных в Законе Республики Беларусь от 1 июля 2010 г. №153-З «Об оказании психологической помощи».

Следующей мерой, способной ограничить деятельность тоталитарных деструктивных религиозных культов, психокультов, прочих нетрадиционных духовно-ориентированных новообразований, является введение в Уголовный кодекс Российской Федерации статьи, определяющей ответственность за психическое насилие и психологическое манипулирование личностью человека, повлекшее за собой ущерб здоровью различной степени тяжести, определяемые по результатам комплексной психолого-психиатрической экспертизы. В соответствии с подтверждением такого рода деятельности тех или иных организаций подобного толка на основании результатов проведения соответствующих лингвистических, психолого-психиатрических и иных специализированных экспертиз они могут быть отнесены к деструктивным организациям и/или тоталитарным деструктивным культам. Дать юридическое определение таковых – это, в принципе, вопрос, также решаемый без особых проблем. Необходимо лишь наличие государственной воли (а для этого у власти должно возникнуть понимание всей сложности проблемы) и проведение постоянной целенаправленной грамотной информационной политики в отношении разъяснения россиянам, политикам, чиновникам, профильным специалистам и простым «смертным» сути происходящих в обществе процессов, кто за ними стоит, кто исполнитель в России, каковы их цели и задачи.

II. ПЕРВИЧНАЯ И ВТОРИЧНАЯ ПРОФИЛАКТИКА НАРКОМАНИИ

Кроме того, не менее, а быть может и более актуален вопрос развития антинаркотических профилактических программ на местах. И здесь на первый план в связи со своей все возрастающей общественной значимостью выходит в первую очередь первичная и вторичная профилактика наркомании как многогодичный выверенный экспертами процесс формирования духовно и телесно здоровых людей, зрелых полноценных граждан своей страны, России.

Основным нормативно-правовым актом, регламентирующим оборот наркотиков на территории Российской Федерации, является Федеральный закон от 8 января 1998 г. №3 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Статья 4 данного закона формулирует принципы Государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту. Одним из основных принципов является приоритетность мер по профилактике наркомании и стимулирование деятельности, направленной на антинаркотическую пропаганду. Почему то об этом приоритете сегодня всё чаще предпочитают забыть, искусственно нагнетая актуальность выделения средств исключительно на реабилитацию, практически исключив из бюджета строку выделения средств на антинаркотическую первичную и вторичную профилактику.

Одним из ведущих направлений антинаркотической работы, указанных в Стратегии государственной антинаркотической политики России до 2020 года, является включение в основные и дополнительные образовательные программы общеобразовательных учреждений и учреждений профессионального образования модуля по профилактике злоупотребления ПАВ, а также программ, направленных на соответствующие целевые аудитории. Практика общения с регионами показывает, что этого не происходит на должном уровне. Созданы ли такие программы, подготовлены ли кадры для их полноценной реализации, профинансированы ли в должной мере эти мероприятия? Как осуществляется оценка эффективности проводимых мероприятий, в соответствии с какими критериями оценки? Насколько широк и верен их охват? Слёты общественности и госслужб с массовыми шествиями по улицам городов и сёл с надписями и плакатами на тему «Нет наркотикам!», раздача всем подряд ручек и флажков с воздушными шариками со спецлоготипами, многотысячные и многомиллионные затраты на привлечение звёзд эстрады или спорта к массовым концертам, всяческие молодежные гуляния с тем же регулярным возгласом «Нет наркотикам!», к сожалению, проводятся в регионах еще очень и очень часто. Что говорить, если даже существующие уже базовые рекомендации к ведению профилактической работы не выполняются.

Также наблюдается странная из года в год повторяющаяся тенденция – вставшие на профилактический учёт в органах полиции лица, злоупотребляющие алкоголем и наркопотребители, в том числе несовершеннолетние, остаются неизвестны наркологической службе. Хотя это противоречит статье 21 Закона №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Сами же полицейские достаточно часто сводят профилактическую работу лишь к проведению бесед о вреде наркотиков вместе с криминальной опасностью участия в их незаконном обороте, считая это достаточной для сферы своей компетенции мерой.

При этом, как выясняется, на местах вообще не имеют права выделять средства на профилактические мероприятия – ни на региональном, ни на муниципальном уровнях! Федеральные законы №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» от 6 октября 1999 года (в ред. от 06.04.2005 г.) и №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 6 октября 2003 года ПОЛНОСТЬЮ БЛОКИРУЮТ ТАКУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ! Другими словами, и антинаркотическая первичная профилактика, и социальная реабилитация наркозависимых не могут быть включены в перечень услуг, на которые выделяются средства из бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, что уже не первый год является камнем преткновения для решения поставленных Президентом задач.

Вместе с тем, что не может удивлять, в России до сих пор профилактика наркомании в образовательной среде представлена лишь концептуально и не оформлена в виде Федерального закона! Существует Концепция профилактики употребления психоактивных веществ в образовательной среде, подготовленная специалистами Министерства образования и Министерства здравоохранения в 2011 году, которая утверждена Минобрнауки и поддержана Государственным антинаркотическим комитетом. Поддержана, но не легитимна, поскольку не введена в правовое поле соответствующим постановлением российского Правительства.

Нерешенной остается ситуация и со стандартами работы в этой области. В 2004 году российскому правительству и общественности была представлена первая концепция, проект стандарта антинаркотической профилактики. Однако, до сих пор он остался на уровне методических рекомендаций. Самостоятельно выход из положения пытаются найти регионы. Так, два субъекта Российской Федерации, Республика Татарстан и Республика Саха (Якутия), приняли региональный регламент в этой сфере. А если есть регламент, то, соответственно, известно и подробно расписано, каким образом проводить широкомасштабную профилактику по всем целевым группам, как оценивать её эффективность, поскольку в нем заложены технологии, методики, средства, инструменты оценки и так далее. Но это лишь опыт регионов, федеральный центр общероссийские стандарты не имеет. Вообще, следует отметить, что при выборе тех или иных форм проведения антинаркотической профилактической работы в регионах или в Москве, абсолютно не учитывается предыдущий опыт регионов по данному направлению, успешный или, наоборот, печальный. База данных о программах-лауреатах различных общероссийских и региональных конкурсов на лучшую антинаркотическую рекламу, профилактическую или реабилитационную программу, волонтёрский проект, хранится только у того министерства или ведомства, которое курировало соответствующий конкурсный проект. Единой базы на этот счет нет, поэтому одни и те же научно-исследовательские работы об одном и том же, с теми же целями и задачами, с немаленькими бюджетами, заказывают различные структуры, на что уходит огромная масса практически впустую потраченных бюджетных средств. Можно вспомнить немалое количество случаев, когда успешные проекты остаются на бумаге, а откровенно слабые, малоэффективные идеи вдруг претворяются в жизнь.

В то же время очень большую проблему представляет отсутствие возможности обмена данными между соответствующими государственными службами и Росстатом о статистике наркопотребления; правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных препаратов; о содержании и эффективности реализуемых в субъектах Российской Федерации различными министерствами и ведомствами, общественными и религиозными организациями профилактических, лечебно-профилактических и реабилитационных программ, проектов; о результатах научно-исследовательских разработок, способных в случае внедрения и в других регионах, планомерно снижать уровень спроса на наркотики не только во взрослой среде, но и в среде несовершеннолетних.

В качестве примера давайте обратим внимание на содержание полученного с другими раздаточными материалами проведенного 22 сентября 2015 г. в Москве под председательством Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Э.А. Памфиловой круглого стола на тему: «Профилактика подросткового алкоголизма и наркомании: проблемы и пути решения». В нем находилось информационное письмо от Минобрнауки, которое описывает основные направления профилактики аддиктивного поведения детей и подростков, реализуемые этим ключевым для данного направления ведомством. Страница 8 раздатки Минобрнауки. Читаем: «В рамках работы по созданию Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, незаконно потребляющих наркотические средства и психотропные вещества, в рамках государственного задания на 2015 год ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова» осуществляет научно-исследовательскую работу "Разработка комплекса мер по внедрению в работу образовательных моделей и технологии реабилитации несовершеннолетних, страдающих наркозависимостью, в рамках Национальной концепции реабилитации наркозависимых"». Любопытно, специалисты экономического ВУЗа какого профиля будут готовить комплекс мер для реализации в системе образования: психологи, педагоги, социологи, врачи, общественники, юристы, религиоведы, богословы? Кто есть в штате данного абсолютно не гуманитарного заведения, способный подготовить и защитить достоверность выполненной научно-исследовательской работы? Почему Минобрнауки доверил подготовку этого многослойного, многопрофильного труда экономистам, пока лично для меня, да и многих присутствующих здесь, думаю, останется необъяснимым моментом.

Там же, стр. 9 раздатки от Минобрнауки, сообщается: «Научным коллективом в рамках исследования будет осуществлен аналитический обзор имеющихся отечественных и зарубежных практик по реабилитации несовершеннолетних, страдающих наркозависимостью, и разработан экспериментальный комплекс мер по технологиям реабилитации несовершеннолетних, страдающих наркозависимостью, в образовательной среде». Но то же самое когда то, в уже ставшим далеком 2009-м году, мы с командой соавторов делали для Федерального агентства по делам молодежи! Уверен, что еще и ряд других близких по профилю министерств и ведомств, не один раз за истекшие с момента распада Советского Союза десятилетия заказывали экспертам что-то подобное. И на это, безусловно, уходили немаленькие суммы, по сути, механически дублируя выполнение правительственных и президентских поручений. Но только на бумаге, а не в жизни. Как правило¸ что мы видим и на этот раз, из-за отсутствия полноценного обмена информацией, наличия закрытых «информационных окон» между министерствам и ведомствами, государственными контролирующими органами и выполняющими госзаказ на социальные услуги населению общественными организациями, происходит нецелевое расходование бюджетных средств.

Но если здесь есть недоработка, то можно встретить и проявления откровенной халатности в отношении ряда предлагаемых и реализуемых им антинаркотических инициатив. Так, в том же письме из министерства образования и науки из раздаточного материала к нашему круглому столу (стр. 8) сообщается, что под уже запущенное в Москве социально-психологическое тестирование учащихся на предмет определения степени риска вовлечения в потребление наркотических средств и психотропных веществ, о котором сообщалось выше, до сих пор готовится научное обоснование. Цитата: «В рамках Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 годы научный коллектив под руководством декана факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, академика Зинченко Ю.П. работает над проектом «Разработка научного обоснования и методического обеспечения социально-психологического тестирования обучающихся с целью выявления предикторов риска возможного вовлечения в группу потребителей наркотических средств». То есть, уже ставший скандально известным на всю страну проект обрел законодательную базу, и теперь активнейшим образом внедряется в московскую систему образования, но при этом так и не завершена работа над его научным обоснованием и методическим обеспечением???!!! Странный факт, нуждающийся в проверке. Вообще, в этом сегменте остро нужны как общественный контроль, так и тщательный мониторинг представителями соответствующих надзорных органов. Иначе и без того скудеющие бюджетные средства будут распылены в никуда при продолжающемся распаде практически не восстановленного духовного, интеллектуального и культурного некогда единомысленного и единоверного пространства российского сообщества.

В свете всего вышесказанного невозможно не согласиться с тем, что на сегодняшний день помочь государству восстановить и укрепить национальный духовно-нравственный, психический и физический потенциал способны социально ориентированные некоммерческие и разнонаправленные профессиональные организации, традиционные религиозные конфессии, в обязательном порядке объединенные в единый блок и скрепленные федеральными стандартами деятельности как для государственного сектора, так и для социально ориентированных некоммерческих организаций в сфере профилактики наркомании и других форм зависимого поведения, а профильные государственные службы должны быть вооружены научно и практически обоснованными критериями их оценки. Иначе никакого успеха в сфере снижения спроса на наркотики, укрепления физического, психического и духовного здоровья, интеллектуального ресурса у подрастающего поколения нам увидеть не удастся. Все уйдет в косметическое латание все более зияющих дыр в законах, их исполнении и неких «инноваций», на самом деле являющихся способом для личного обогащения «грантоедов», представителей нетрадиционных религиозных движений и патронирующих их чиновников.

Благодарю за внимание!

Источник: http://narkotiki.ru/5_81189.htm