г. Владивосток, Океанский проспект 44

Телефон: 8 (423) 243-59-25

Открыт с 8.00 до 19.00

 

Мы в соцсетях

 
Одна молодая женщина спросила о.Андрея: «Что, если священник, которому ты исповедуешься, нравится тебе как мужчина?» По рядам собравшихся прошелестел смешок. Но после первых же слов о.Андрея установилась полная тишина. 
 
— Если вам, сударыня, нравится ваш приходской священник как мужчина, если вы почувствовали блудное возжжение к нему, вам нужно намазать пятки скипидаром и бежать в другую церковь. Вы должны понимать, что здесь поработал лукавый. Идите туда, где вы никому не интересны как женщина и где для вас все священники — лишь духовные лица. Да покаяться не забудьте. 
 
Конечно, самое лучшее, когда священник уже старенький, седенький, благостный. Его ничем не удивишь на исповеди. Он всякого наслушался и навидался на своём веку. Что бы ты ему ни рассказал, он кивает сочувственно и говорит: «Кайся, внучек (внученька), кайся, и больше не греши». Таких дедушек в церкви, конечно, не хватает. А когда молодому священнику красивая женщина или девушка — кровь с молоком — раскрывает свои блудные помыслы... тут можно ждать подвоха. Поэтому, сёстры, идите на исповедь к старым священникам, пожалейте молодых. Им и так приходится много дряни выслушивать, да и своей дряни хватает. 
 
Любовь священника к своей пастве мужественна и жертвенна. Но жить постоянно в таком напряжении сложно, человек быстро сгорает, растратив жизненные силы. Священнику свойственно быть «съеденным» людьми. Причём люди делают это непреднамеренно, и не со всяким батюшкой, а с тем, кто осмелился подарить себя людям. Иные священники, прекрасно понимая это, выстраивают дистанцию между собой и паствой. Например, прихожанин говорит: «Я хочу прийти к вам на длинный разговор». Священник: «У меня нет времени». Такие священники живут до 90 лет с розовыми щёчками. А тот батюшка, который выслушает, вникнет в суть проблемы, разрешит вылить на себя всё, что накопилось у вас в душе, в 50 лет уже выглядит стариком. А люди вскоре забудут тебя и пойдут дальше. Помните, как в фильме «Семь самураев» — самураи погибли, а крестьяне как ни в чём не бывало продолжают убирать рис. Жизнь продолжается. 
 
Священнику нужен уединённый уголок, где он остаётся один: в кресле ли с книжкой, в саду ли среди деревьев с молитвенником, или перед иконой со слезами, или с матушкой в спальне. Личная жизнь священника очень важна. И молодые семинаристы, которые мечтают о славе, просто глупцы. Священник — это ассенизатор, мастер очистки выгребных ям, которыми являются наши души. Мы всё знаем про себя и про вас. Ведь мы тоже не с неба спустились. Бог дал нам благодать священства, но мы не перестали быть людьми, мы так же разжигаемся, воспаляемся, соблазняемся, устаём, мучаемся... и терпеливо выслушиваем всякие пакости на исповеди. Ну так и вы бережно относитесь к своим священникам, не утомляйте без меры. Пришли на исповедь — говорите кратко, чётко и уходите. А то придёт иная: «Сейчас я вам расскажу, как поссорилась со своей свекровью...» И на полчаса рассказ в лицах. Зачем? Пожалейте батюшку. Вы же издеваетесь над нами, вы убиваете нас своей пустопорожней болтовнёй. Особенно жалейте молодых, ему всего лет тридцать, его дома жена с детьми ждёт, ему ещё проповедь на завтра готовить. А он из любви слушает вас, но вместе с вами сходит с ума, разбираясь в хитросплетениях вашего любовного романа с соседом. А вы ведь не одна, в очереди ещё человек пятьдесят стоит! 
 
Да, нас можно ругать с утра до вечера, повод найдётся, но стоит ли это делать? Это же нечестно. Мы такие же грешные люди, а вы спрашиваете с нас, как с ангелов. За что нас критиковать более других? За то, что мы Богу молимся, что стоим пред Богом и просим: «Господи, прости меня недостойного и всех тех, кто за моей спиной стоит, — блудников, обжор, пьяниц, лжесвидетелей, лентяев...»? Посмотрите, как относятся к своему духовенству евреи и арабы. Никто не собачит своих священников. Евреи знают, что раввины — такие же развратники, взяточники, пьяницы и обжоры, как и все остальные. Но ни один иудей не скажет на своего раввина гадость. Ни один мусульманин вам не скажет, что их мулла — обжора, взяточник и блудник. Только мы поливаем грязью своих священников. Не хотите защищать священников — не надо, не участвуйте хотя бы в их травле. 
 
Да, мы не производим материальные ценности: болванки не точим, землю не копаем, хлеб не сеем. Но если мы перестанем крестить, венчать, отпевать, исповедовать, причащать... всем от этого станет хуже. На плечи священнослужителей возложена тяжелейшая ответственность. И Бог с нас спросит иначе, чем с вас. У Господа со священниками отдельный разговор. Кто-то из вас в сердцах скажет: «Тьфу, свинья, а не священник». Господь ответит: «Свинья, но Моя. Мне и карать, и миловать». 
 
Дал бы Бог, чтобы мы любили своих священников так, как мусульмане своих мулл и имамов, а иудеи — своих раввинов. Плох чем-то ваш священник? Печально. Но это ваш священник, не порочьте его, не проклинайте на каждом углу. Вот как ребёнок — лентяй, грубиян, скотина... но это ваш ребёнок, вы же его всё равно любите. Поймите, вы — наши, а мы, священники, — ваши. 
 
Когда революция началась, с кого начали? С дворян? С капиталистов? Нет. Со священников! Сначала уничтожили священнослужителей, а потом уже легко сделали всё остальное. Вы задумывались почему? Наши враги прекрасно знают, кого надо порочить и убивать первыми. Потому что если уничтожат Церковь и её священнослужителей, народ превратится в стадо. Ваши дочери станут проститутками и лесбиянками, ваши сыновья — геями, извращенцами. Сами вы с ума сойдёте из-за полного отчаяния. Не станет нас — пусть глупых, толстых, слабых, грешных, но несущих слово Христово, свет истины, — и вас скоро не станет. Вас изведут под корень как нацию, как носителей великой русской культуры, круто на Православии замешенной. Неужели вы этого не понимаете?! Господь дал нам шанс, возродил Церковь, а мы что делаем? Сегодня убьют нас, а завтра к вам постучат: «Выходи, стройся, лицом к стене...» Так уже было в нашей истории! Мы это уже проходили. Сначала попов арестовали. Все обрадовались: «Давайте, вешайте, стреляйте, топите этих долгогривых, толстопузых!» Но потом пришли и за ними. Те: «А нас-то за что?» А я скажу за что: за безбожие, за отречение от веры, за безсовестность. 
 
Вас возмущает, что священники на «мерседесах» ездят. Так на подаренных доброхотами, и то малый процент священства, остальные стареньким «Жигулям» рады. А тот поп вообще в Бари поехал, видите ли, лично приложиться к мощам Свт.Николая. Родные мои, Россия жива, пока в храмах служится литургия, пока священнослужители проповедуют Евангелие, поднимают руки к Богу и молятся. Вот вы сейчас газету читаете, а где-то вечерня служится. Утром потягиваетесь в кровати, а в храмах ранняя литургия служится. Вы не пошли в храм, а литургия служится. Как Гоголь говорил: если люди не едят друг друга заживо, причина этому одна — в мире продолжает совершаться Божественная литургия. 
 
Вообще нас так мало! В мире всего 4% православных христиан. В нашей стране до революции было 7%, теперь — около 5%. Сколько миллионов людей живёт в России? Примерно 140—145 миллионов человек, а православных — всего 5%. Где мы? Сидим по домам, жуём дежурный бутерброд с колбаской, смотрим телепередачи, которые делают нас идиотами, поливают грязью Россию и русских... А мы должны быть сильными, организованными, умными и дружными. Сколотите при своём храме крепкий приход, берегите своего священника, крепко стойте в вере православной. Держитесь друг за дружку, помогайте друг другу. 
 
Не давайте своих батюшек в обиду. Каждое воскресенье ходите в храм! Иначе Россия не будет нашей страной, у нас её заберут. 
 
Протоиерей Андрей Ткачев